Хагал

В большом саду, в окружении солидных и важных «породистых» яблонь, росла скромная яблонька-китайка. Она была уже очень старая, и яблочки ее были мелкими, но садовник бережно ухаживал за ней. Он ее очень любил. Ее стройный ствол, непохожий на томно изогнутые столы благородных сестер, давно уже стал слабым и трухлявым внутри, но снаружи выглядел еще вполне достойно, и каждую осень яблонька обильно украшала себя россыпью ярких золотисто-алых плодов.

В одну непогожую осеннюю ночь, когда люди уже собрали все яблоки, а листья пожелтели и опадали с печальным шелестом, разразилась буря. Ледяной дождь хлестал землю, сбивая последние листья с ветвей. Стволы деревьев болезненно скрипели под напором злого северного ветра. С глухим стуком падали на землю большие сучья, которые яблони отдавали ветру, чтобы устоять. Китайка была выше всех в саду и ветер напирал на нее с особенной силой. В разгар бури старый ствол не выдержал, надломился, и дерево тяжело опустилось на землю, ломая ветки соседок. Утром садовник с грустью увидел, что старая яблоня погибла. Он спилил обломанный пенек, убрал из сада старый ствол и ветки, но корень не стал выкорчевывать – оставил до весны.

Нужно сказать, что в развилке двух больших корней старой яблони давным-давно народилась маленькая Почка. Корни усердно поили соком ствол старого дерева, ничего не давая Почке, поэтому Почка просто спала. В следующую после бури весну еще живые корни опять вытянули влагу из земли и понесли ее стволу, но ствола больше не было, и корни отдали сок Почке. Почка проснулась и потянулась вверх тонким стебельком.

Когда садовник наконец решил выкорчевать старый корень и расчистил траву вокруг, он увидел прутик высотой уже до колена, одетый свежими нежными листьями, и решил оставить пока, не трогать. Лишь огородил, чтобы не сломать случайно.

Через пять лет старые корни уже умерли и сгнили, но рядом с пнем вытянулась выше человеческого роста стройная яблонька-китайка, цепляясь за землю своими собственными молодыми и крепкими корнями. Весной она оделась цветами, а к осени смущенно краснела щечками своих первых маленьких сладких яблок.