Запись 8

Отдохнуть не получилось. Отец прислал мне свой зов с Помощником. Вместо отдыха было долгое молчание и долгий разговор с отцом. Сначала молчание, потом разговор, потом опять молчание, монологи и поиск.
Мы молчали, приводя свои мысли и чувства в гармонию друг с другом, и слышали и страхи, и опасения, и недовольство друг друга. Потом все уравновесилось, успокоилось, и отец стал спрашивать, а я отвечала. И я спрашивала, а он отвечал. Но что-то было еще не так, не гармонично, и мы еще посидели молча, прислушиваясь. А потом я стала рассказывать. Не дожидаясь вопросов. Я рассказывала, что видела в море, и как видела это. Я помогала ему чувствовать то, о чем говорила. И я услышала, как разглаживаются складки-морщинки на его душе, как он расправляется и открывается. Я замолчала и заговорил он. Заговорил, впервые в моей жизни позволив мне смотреть в глубину его чувства и памяти. Он говорил о матери. И я увидела, как она рассказывала ему о море, ее море, ее доме. Он передавал это мне, и я словно слушала ее голос и видела ее образы. Он все сохранил бережно. Она была с ним, и это был ее выбор, но она принадлежала морю и всегда слышала его зов. До последнего дня, когда пришла ее пора перестать быть собой и вновь стать частью народа лларов. Он отдавал мне ее чувство. И я понимала, что он это делает, чтобы я знала, каков выбор передо мной. Потому что он понял, что я не узнала моря так, как видела его она. Ее родичи не сумели передать мне это.
А потом мы опять молчали.
Отец отошел в сторону, чтоб не мешать мне своим ожиданием, и погрузился в мысли о прошлом. А я, – я искала в себе ее частицу моря, я прислушивалась, не зазвучит ли во мне тот зов, что слышала она. Я хотела услышать тот зов, но он не звучал. Даже далекого эха не было. А потом я оставила попытки найти то, чего нет. Потому что в моих поисках зова моря я слышала только зов голубого солнца далекого мира моего Народа, мира, который я никогда не видела, но который живет в моей крови, как живет он в крови отца и брата, и в крови каждого из моего Народа.
Отец понял, что я закончила, и спросил только, вернусь ли я в море. И я сказала, что я пойду в море еще, и не раз, если позовут меня туда не родичем, а гостем, дочерью моего отца, одной из Народа Колдунов.
И отец попросил меня пойти отдыхать, потому что дальше предстоит что-то важное, о чем я узнаю, когда он пришлет за мной помощника.