Запись 11

Прибыли гости из других Домов и потому мои планы провести день в Хранилище не осуществились. Все прибывшие – Старшие. Все они желали разговора со мной, задавали вопросы и слушали мои ответы очень внимательно. Отец сам пришел за мной в начале дня, чтоб представить прибывшим. С одной стороны, я понимаю, что всем очень важно, что я получила дар Аллад и в Народе стало на одного больше. Сейчас им это очень важно. Но важность обставляется таким количеством торжественных ритуальных жестов, что кажется мне смешной и нелепой. Прибыл даже сам Маг, и это меня смутило. Я опасалась, что он сумеет услышать в моих мыслях про то, что я нашла его записи. Или он не услышал, или я была права, и так им и было задумано. По крайней мере, он ничем не показал, что знает об этом, пока разговаривал со мной. Все гости были со своими Аллад, а скоро появилась и моя Аллад. Я почувствовала, что она пришла, до того, как она явилась к нам. Полоски ее плоти, теперь скрытые совсем под моей кожей, дали мне знать о ее приближении. Еще одно открытие, связанное с ее даром. Когда она появилась, я обрадовалась совершенно неожиданно для себя. Мне хотелось обнять ее за шею и поцеловать ее кошачий нос, но моя Аллад была очень торжественна и нежности совершенно не вязались с ее настроем. Она остановилась у входа в большой зал, где мы все были, я подошла к ней и встала рядом, положив ей руку на загривок. Все гости расступились, освобождая дорожку светлого камня, пересекающую весь зал от входа до небольшого возвышения в его другом конце, а на возвышение взошли отец, Маг, старшие из представителей других Домов, Зеленоокая и мой брат. Мы с Аллад прошли сквозь строй гостей до возвышения, брат шагнул ко мне и подал руку, чтобы возвести меня к самым важным Старшим, и отец объявил с возвышения гостям мое имя. А потом брат подводил меня по очереди ко всем старшим Домов, и каждый из них произносил очень торжественную формулу, суть которой проста: я имею право быть в любом из этих Домов, обращаться к ним за любой помощью, как одна из Народа и представлять там свой Дом, т.е., Дом моего отца.
Эти ритуальные вещи заняли почти весь день. Но Аллад сказала, что там были все главные Дома, т.е., меня признали все. Придется теперь уделить время изучению всех этих Домов, их истории и традиции, чтоб понять, кто и чем мне может быть полезен, если понадобится.
Когда мы с моей Аллад вернулись ко мне, она сказала мне свое имя. Оказывается, у них есть имена. Только, их никому нельзя говорить, кроме того, с кем Аллад связан.