Сказка о Морском Народе, рассказанная домовым

Это было совсем недавно. На островах жили рыбаки, люди. И на этих островах, в невысоких скалах, были ходы-пещеры. Из пещер к людям приходили гости – ллары, морской народ. Во всем подобные людям, смертные, только с волосами, белыми, как морская пена, длинными и прямыми, и лицами, смуглыми, как у жителей юга.

Были ллары мирным народом и спокойным. Владели они своей магией, магией морских глубин, но к людям ее не применяли. Разве что, заболеет кто-то в рыбачьем поселке – придет ллар и вылечит своей магией. Ллары приходили и на ярмарки, когда с материка приплывали торговцы, и на самом большом острове, на пристанях, устраивались торговые ряды.

Мирно текла рядом жизнь двух народов многие столетия. Сначала люди поклонялись многим богам и главный бог лларов был в числе тех, кого чествовали люди. Потом пришла новая вера – в Триединого Бога. Старые боги были постепенно отвергнуты и забыты, но это не нарушило согласия. Священники новой веры из местных жителей тоже охотно засиживались вечерами с гостями-лларами, рассказывая о новом Боге и, наверное, лелея в душе надежду привести к новой Истине морской народ.

Все так и текло, пока из-за моря не прислали владыки новой веры чужих этой земле священников. Те не стали ничего говорить открыто, только поползло недоверие среди островитян. Стало им казаться, что дети болеют чаще, что море дает меньше рыбы, что жизнь стала беднее и суровее. И правда, жизнь стала иной. Новые священники не разрешали раскрашивать дома яркими красками – диковинными зверями и лицами забытых богов. И одежда, некогда пестревшая древними узорами, стала скучной и серой. И женщины больше не звенели серьгами и подвесками, не плясали вечерами старые пляски у костров, встретив лодки мужей с моря. Только, разве люди поймут в чем причина? Особенно, когда серым туманом по серой жизни стелется злой слух.

И вот, когда наступило опять время штормов, стало людям казаться, что шторма слишком сильны, сильнее, чем в былые времена. А когда однажды лодки рыбаков не вернулись с моря, взяли оставшиеся колья да топоры и пошли к пещерам. Ллары, что были в тот день на земле, в ужасе бежали в пещеры или прыгали со скал в море. А потом обрушились своды пещер, засыпав древние ходы.

Много ли времени прошло, мало ли, но не видели больше лларов на островах. Жизнь людей продолжалась по-прежнему: болели дети, штормило в сезон штормов море и иногда не возвращались к берегам чьи-то лодки. А серые священники твердили, что все это – расплата за грехи, за долгую связь с беловолосым народом. Может быть, так и продолжалось бы и доныне, но случилось однажды далеко в море землетрясение. Поднялись и двинулись волны на острова, быстро затопляя все на своем пути. Те, кто жил на высоких местах, видели, как в считанные минуты вода заливала прибрежные поселки, пока даже коньки крыш не скрывались под водой. Оцепенели в ужасе те, до кого вода не достала – ничего не могли они сделать.

Но вот из мутных вод показались люди с белыми волосами и темными лицами. Молча выходили они из моря и несли на руках рыбачьих детей. А потом уже к берегу стали подплывать спасшиеся взрослые. Много народу утонуло в тот день, но среди погибших не числилось ни одного ребенка – всех спасли ллары. А священники – священники утонули.

Когда вода ушла, люди заново отстроили свои дома, засмолили новые лодки и сплели новые сети. Жизнь потекла по-старому. Только попросили рыбаки больше не присылать им чужих людей – своих отправляли учиться. Когда наступает время ярмарки, островитяне охотно показывают любопытным заваленные входы пещер и рассказывают, как последние ллары прыгали в море. Только вот, женщины рыбаков опять стали носить звонкие подвески да яркие юбки. На ярмарках продают они расписную и резную посуду и вышитые покрывала с морскими коньками и звездами, кудрявыми водорослями и причудливыми рыбами. В обычный день, когда чужаков нет на островах, можно увидеть, как ласково провожают хозяева высокого человека с темным лицом и волосами белыми, словно пена морская. А во вновь отстроенную церковь заказали рыбаки на материке особые колокола, с чистыми и светлыми голосами. Чтоб уж если звонят, так радостно.