Параллели

Лениво развалясь, мальчишка сидел за столом, честно, но тщетно пытаясь заставить свои глаза увидеть хоть что нибудь в учебнике. Глаза, тоже честно, смотрели, но, увы, ничего не видели, потому что погода была самая для этого неподходящая. На улице вовсю жарило солнце, совершенно не считаясь с началом учебного года. В другой день мальчишка бы сразу отказался от попыток сделать уроки в такую погоду, но сегодня его совесть требовала жертв. Дело в том, что два последних урока (хоть и физ-ра, в все-таки…) он прокатался на метро, читая фантастическую книжку, взятую у соседа по парте «только до завтра». Самое обидное было, что книжка оказалась ерундовой все больше про любовь, а про фантастику совсем мало. Книжка, кстати, тоже мешала делать уроки, потому что учебник был по геометрии” а в книжке речь шла о параллельных пространствах. Про параллельные линии в школе уже проходили, и мальчишка пытался понять, как этот парень «оттуда» умудрился пролезть на Землю, если параллели не пересекаются. Очередной раз механически скользя глазами по строчкам, он перебирал в памяти все, что знал из фантастики про путешествия в космосе” Ничего не подходило – ни нуль-перелет, ни искривление пространства, ни черные дыры…

Парень из книжки объяснял, что два мира, его и этот. существуют в одно время, в одном и том же месте. «Это, как если соль размешать в воде,» – думал мальчишка, – «я знаю, что вода стала соленая, а вода этого не знает, и соль тоже. Он немного злился на этого парня за то, что тот не объяснил, как попасть из одного мира в другой. И еще за то, что тот парень ничего толком не рассказал про науку и технику там, у них, и про то, летают ли они в космос, и сколько планет успели освоить, а все выяснял отношения с этой земной девчонкой. Потом мальчишка подумал, что парень не виноват, а виновата девчонка, которая сразу влюбилась, вместо того, чтобы как следует все расспросить и записать.

«Я вообще», – пронеслось в голове, – «все девчонки такие. Нечего с ними разговаривать».

Глаза мальчишки, некоторое время назад оторвавшиеся от учебника и устремленные в пространство, опять обратились на геометрию, и он стал придумывать важные вопросы для парня из параллельного мира, почти совсем поверив в их скорую встречу. Перебирая в уме самые главные вопросы и. тут же. придумывая на них ответы, он дошел до мысли, что ему, пожалуй, никто не поверит, если этот парень просто прилетит и улетит. Переполошившись от испуга и обиды на такое недоверие и окончательно перестав видеть учебник, мальчишка начал уже не про себя, а шепотом, уговаривать пришельца пойти с ним в какой-нибудь научный институт. Остро переживая добровольную утрату славы первооткрывателя тайн параллельного пространства и утешаясь ролью первого знакомого и лучшего друга (потому что та девчонка – она из книжки, не настоящая), он не мог понять, почему пришелец отказывается идти в институт и на самые веские доводы отрицательно мотает головой.

В этот драматический момент солнце, обогнув дом, положило свою желтую лапу на страницы «Геометрии», напоминая одновременно о невыученном уроке и о том, что дело идет к вечеру,

Несколько секунд на лице мальчишки в отраженном солнечном луче можно было видеть муки борьбы с совестью. Но солнце было лукаво, а совесть почти спала, устав его мучить. Победа была одержана и входная дверь квартиры захлопнулась за его спиной.

Переступая порог подъезда, он еще раз вспомнил о параллельном пространстве и пожалел, что, на самом-то деле, оттуда сюда ничего не может попасть. На его руку упала крупная капля. Мальчишка посмотрел на ясное синее небо, улыбнулся нахальному, совершенно летнему солнцу и скрылся за углом дома.

В параллельном мире шел дождь.