Улыбка

На плоском камне алтаря, пронизанная насквозь собственным светом, неправдоподобно сияет алым и золотом высокая свеча. Дым благовоний свивается вокруг пламени в кружевную пелену. Я сижу поодаль от круга в обнимку со своим псом и жду восхода Луны.

Сегодня был день рождения моего деда. Он родился в этот мир сто лет назад. Днем я срезала два букета георгинов. Один поставила в доме, другой разложила на алтаре. Перед этим старательно расчистила алтарный круг от метелок пижмы, щавеля и дикой моркови. Полынь давно уже жмется к внешней границе, не переступая внутрь. Когда вечером, в темноте, шла к алтарю, я соображала, уместны ли будут цветы в память деда рядом с моей красной свечой. И просила Богов подсказать.

В алтарном кругу земля была усыпана лепестками, смутно белевшими под ногами. Цветов больше не было на камне. Разодранные, они усеивали круг, а в центре алтарного камня лежал круглый, с голову ребенка, булыжник. Подсказка?

Отложив булыжник на другой камень, стоящий рядом и давно служащий вспомогательным столиком, я походя пожелала, чтобы он упал на голову хозяйничавшему в кругу, если в действиях был злой умысел. Потом зажгла свечу, воскурила благовония и, отойдя к месту ритуальных костров, села ждать восхода Луны, моля Богиню дать мне знак.

Зарево восхода Луны красным золотом заливает небо, рассеченное темными полосами облаков. Лунный свет, словно ветер, гонит облака впереди себя и они отступают, выгнувшись серпом на полнеба, освобождая место золотому диску. Она встает над черной гребенкой деревьев – небо уже расчистилось. Знака все нет. Вдруг, словно поднявшись внезапно от земли, рядом со светло-желтым уже диском вспыхивает ослепительной белизной странное, невероятно четкое, с ровными краями, разорванное облако.

На черноте неба сияют полуоткрытые то ли в улыбке, то ли в поцелуе, а, скорее всего, в легком поцелуе с улыбкой губы. Улыбка чеширского кота.

Вот, собственно, и все. Мы с Гардом дождались, когда Луна поднялась так высоко, что свет ее упал на алтарь и слился с о светом моей свечи. И ушли. Это был последний день висения Одина на Иггдрасиле. Позже я вышла в ночь, но к алтарю не пошла. Издали света видно не было. Я решила, что свеча погасла, что жертва не была принята. И улыбка чеширского кота в небе – к тому же. Боги умеют смеяться, насмешничать. Ну да, все, о чем я молила столько лет – уже есть, дано, вот оно… Вопрос, что теперь? Как с этим жить?

А утром я увидела, что свеча сгорела дотла. Только невероятно быстро.