Запись 25

Аллад пришла во время отдыха.
- Пошли, – прошелестел ее шепот, – нам пора.
- Куда и зачем?
- Я покажу тебе Дороги, по которым ты еще не ходила. Дороги вне Времен.
Мы вышли в мой сад и Красный цветок запульсировал, грациозно подрагивая кончиками листьев. Он сейчас не цветет, значит, ничего важного со мной не произойдет в естественном течении времени. Но Аллад сказала, что Дороги вне Времен! Интересно! Это – приключение!
Мы вступили под деревья, а по бокам от тропы едва заметно мерцали знаки Дорог. Мы ушли далеко вглубь сада, и я даже подумала, что мы уйдем в лес, хотя Дороги мы строим только в своих садах, закрытых от посторонних.
Пока мы шли, я спросила Аллад про ее соплеменника, который бережет жизнь еще не родившегося в мир мальчика Народа. Мне интересно было, когда нерожденного освободят от оболочки, чтобы к его рождению его Аллад обрел форму. Оказалось, что это произойдет, когда младенец вырастет настолько, что его оболочка станет почти совсем прозрачной. Тогда можно будет ее порвать, оставив ребенка дозревать в этом желе до времени прихода в мир. Значит, еще не скоро.
Еще я спросила, как моя Аллад обрела форму, раз я была рождена живородящей, т.е., не зрела в Колыбели. Оказывается, в Колыбель меня поместили, потому что мать освободилась от меня раньше, чем я дозрела до вхождения в мир. Ллары носят в себе ребенка столько же, сколько и люди, а это меньше, чем нужно для созревания ребенка Народа. Я была меньше ребенка Ллара того же срока и мать родила меня в оболочке. Аллад поглотила ее с меня позже, когда пришло время. Обычно живородящие рождают сначала младенца, а потом оболочку, и в этом случае обрести форму у Аллад не получается. Нужно, чтобы ребенок хотя бы родился в оболочке, и Аллад рожденного поглощает оболочку непременно снятую с ребенка, а не ту, из которой он выбрался сам. И тогда  становитя здесь видимым и материальным. Поэтому не все дети смешанных союзов между мужчинами Народа и женщинами других рас обретают Аллад, даже если потенциально способны к такой связи.
Когда Аллад отвечала на мои вопросы, я ощутила в ней что-то, похожее на отзвук боли, и вспомнила, как хотела ее спросить, что бывает, если выросший с Аллад ребенок выбирает не Народ, и полное слияние не происходит. А теперь еще вопрос, что бывает, если Аллад ждал напрасно и не смог воплотиться в этом мире?
- Во втором случае – боль разочарования. Она быстро излечивается, хотя оставляет шрам. В первом – долгая тяжелая болезнь. Иногда она убивает. Мы научились исцелять, но сначала погибали почти все, кто рисковал. Когда женщины твоего Народа рождали детей от мужчин твоего Народа, риска не было. Аллад пробовали несколько раз осуществить связь с детьми смешанных союзов, но узнали об угрозе, когда некоторые погибли, и больше не рисковали. После Исхода дети Народа перестали рождаться. Только дети смешанных союзов. Народ снял с нас бремя обязательства, но кто-то из нас решает рискнуть.
- Ты – рискнула. Я благодарна.
- Почему?
- Мне кажется, если у младенца есть возможность связи с Аллад, а его Аллад не приходит, такой ребенок будет … половиной целого. Это тоже как открытая рана. Навсегда. Кто-нибудь узнавал судьбу тех, кто ушел от Народа в миры иных родителей по своему выбору?
- Нет. Люди твоего Народа почти не имеют привязанности к иным. Редко имеют. Твой отец – исключение. Выбравший другой путь перестает интересовать.
Так мы поговорили с Аллад. Мне кажется, что разорвавшие связь со своими Аллад, выбирая мир другого своего родителя, не стали счастливыми. Нужно попробовать разузнать про них.
Я еще не пережила то, что почувствовала в этом разговоре, и продолжаю чувствовать из-за того, что произошло на Дороге вне Времен. Про Дорогу вне Времен я напишу позже, когда полностью прочувствую это. А сейчас нужно отдыхать.