Запись 28

Брата не было довольно долгое время. Отец позвал меня, когда брат ушел, и очень серьезно попросил оставаться дома и не предпринимать ничего, что может быть опасно даже с малой вероятностью, потому что брат не сможет меня защитить. Но куда он ушел, отец не сказал. А в прошлое время отдыха от брата пришел зов. Зов именно мне, а не Дому и не отцу. В зове была просьба немедленно идти к нему, взяв с собой дар моей матери.
Я не часто ношу ее дар, зеленый кристалл, дающий мне возможность и право входить в мир Лларов. В нем – сила Лларов, их магия. Но я всегда думала, что он лишь позволяет принимать формы, пригодные для подводного мира. Мы тоже можем изменять форму, но Ллары нас в этом превосходят во много раз. Они изменчивы так же, как текуча вода.
С тех пор, как я видела мать и себя на ее руках на Дорогах вне Времени, я ее дар не доставала. Я чувствовала, что Дороги и то, что я увидела, изменили меня, но впервые поняла, насколько сильно. Тогда, на Дорогах, я приняла сквозь время ее любовь и ее кровь в себе, и теперь сила Лларов в ее даре открылась мне. Я держала кристалл в руке, думая, укрепить ли его на волосы, или повесить на грудь, и мне казалось, что он влажен, словно его покрывала тонкая пленка воды. Раньше такого не было. Наверное, брат знал много больше меня о магии Лларов, раз ему потребовалась эта магия.
Зов брата открыл мне вход в его сад и указывал направление. Аллад присоединилась ко мне. Мы ступили на Дороги брата и шли на зов через места, в которых я никогда не бывала. В другое время я непременно бы останавливалась, чтоб запомнить эти места и найти их самостоятельно, но зов торопил.
Мы вышли в каком-то очень неприветливом мире на склоне горы и внизу я увидела брата, сидящего на сером песке возле неподвижно лежащего тела. Неподвижной была Зеленоокая. Ни Аллад брата, ни Аллад Зеленоокой видно не было. Когда я подошла, брат поднял голову. В глазах его была боль, а на лице выражение отчаяния. Я никогда не видела его таким.
Мы с ним связаны и слышим друг друга без слов, потому я всегда знала, что для него значит Зеленоокая. Они были ближе, чем друзья, хоть не были связаны, и она для нашего Дома была своей, рожденная в другом Доме.
Я посмотрела на Зеленоокую и увидела, что тело ее живое, но ее здесь нет. И тут я почувствовала биение силы в даре моей матери. Я положила камень на лоб Зеленоокой, накрыв его ладонью, и почувствовала, как поток устремился туда, куда ушла она. Я хотела пойти за ней, чтоб управлять этой силой, оставив свое тело под охраной Аллад и брата, но он остановил меня.
- Она так же пошла, и не возвращается.
Да, если она ушла и не может вернуться, я не вернусь наверняка. Она много сильней и искусней меня на Путях За Порогом. Все, что я знаю об этих Путях, я знаю от нее, она меня учила.
Моя Аллад подхватила нить потока и исчезла. Аллад могут ходить по тем Путям в теле. А я держала ладонь на камне и видела, как уходит Аллад. Она шла к двум другим, брата и Зеленоокой. Потом они трое посылали поток дальше в неразличимую тьму с тех границ, которые и они не могут пересечь. Но ответа не было. А зеленый поток начал слабеть, – кристалл иссякал. Потом он погас. А она не возвращалась. Аллад тоже не возвращались. Я видела, что они стоят на той границе тьмы и ждут. И было совсем непонятно, чего они ждут, но Аллад Зеленоокой не чувствовала конца, потому они продолжали ждать. Это было очень долго. Брат тоже смотрел и ждал. А потом я увидела глазами своей Аллад, что тьма закипела. Брат схватил Зеленоокую за плечи и без слов бросил взгляд на кристалл в моей руке, который я сняла уже с ее лба. Он просил выжать из него остатки зеленой силы. И я какой-то частью себя прорвалась на Дороги вне Времени, зовя мать и прося у нее силы ее дару. И кристалл опять засветился. Я взяла ее руки, вложила зеленый свет в ее ладони и сжала их своими. Потом под моими пальцами появилось биение. Она возвращалась. Но она очень долго отсутствовала и мы с братом оба надеялись, что силы кристалла хватит для того, чтоб вернуть тепло этому телу. В полной силе дар моей матери вернул бы тепло и подвижность без сомнения, но хватит ли оставшегося, мы не знали. Рядом возникли все три Аллад. Мы с братом поняли, что сила кристалла была потрачена напрасно в ту тьму, не кристалл ее вернул оттуда. И Аллад не знали, что ее вернуло. И мы не узнаем, если она не сможет вернуться полностью.
Она вернулась. Когда она открыла глаза, перед ней было лицо брата.
- Он отдал свое будущее мне. Все, без остатка. – сказала Зеленоокая брату.
А потом увидела меня, держащую ее за руки, раскрыла ладони и посмотрела на совсем погасший зеленый кристалл.
Опасность ушла, а потому вернулось мое любопытство. Я не знала, кто это «он», но спрашивать не стала бы. Но Зеленнокая посмотрела на меня и я поняла, что она признает мое право знать, и однажды все расскажет. Когда это будет вовремя, как всегда.
А потом мы вернулись все назад. Зеленоокая отказалась уходить к своему отцу, осталась у нас. Она совсем обессиленная и ее опекают наши Помощники. А я жду, когда она меня позовет. Я знаю, что позовет.