Учитель

Я, честно говоря, не помню, когда увидела его первый раз. Такое ощущение, что знала его всегда. Много раз видела. Иногда он наблюдал за мной, иногда, казалось, не замечал моего присутствия. Иногда вдруг помогал, молча и как-то мимоходом. Но заговорил он со мной впервые только тогда, когда я получила жреческое посвящение. И став Учителем меня колдуньи, стал проклятьем человека во мне. Рогатый Охотник, Кернуннос, Керн. Мой возлюбленный Бог.

Мысль написать о нем родилась вдруг. Буквально, пару дней назад. Все вместе – активизировавшиеся разговоры о людях и нелюдях на сайте у Зая, идея Сил создать сайт на эту тему, статья Тамэт на «Магии Эроса» – все сложилось и я почувствовала: надо написать. Но выкладывать это там, где ходит много просто челов не хочется. Поэтому, пусть будет здесь, в моем доме.

Первый «урок» случился, когда я изобретала отворот на собственный приворот. Соображала, как бы поизящнее развязаться с очередным бой-френдом, чтобы без истерик с той стороны (не люблю истерики – это не эстетично). Приворот был состряпан качественно и снятию не подлежал. Вот я и ломала голову, чем его просто дезактивировать, нейтрализовать. Ментальная модель отворота уже была готова и, по всей видимости, все должно было сработать, но было это «сооружение» какое-то… громоздкое, что ли. Мой художественный вкус протестовал против употребления такой топорной конструкции. И тут я совершенно ясно услышала голос у себя в голове: «не стоит дублировать узлы». Я завертела головой, но никто не материализовался, и видений тоже не возникло. Голос же хмыкнул и коротко бросил: «смотри». После чего дивное сооружение перед моим внутренним взором начало быстренько трансформироваться, теряя кучу деталей и превращаясь во что-то действительно легкое, совсем ажурное. Мои загребущие лапы, естественно, немедленно потянулись к прелестной вещице, но вещица опять превратилась в ВЕЩЬ, а голос, с явной ехидцей, произнес: «а теперь сделай сама». И исчез. Так началось мое ученичество.

Кому принадлежал голос, я еще не знала. Но он неизменно появлялся, когда мое очередное колдовское творчество явно не тянуло на звание «произведение искусства». Мне коротко сообщалось, что я делаю не так, и показывалось, как это должно выглядеть в идеале. А потом я все переделывала. Хоть до идеала и не дотягивала, но раз от разу плетения и заклинания получались легче и действеннее. Я училась. И еще задавала вопросы. Я очень быстро выяснила, что пока я переделываю «как надо» – за мной наблюдают. Пока я работала, голос молчал, но закончив работу, можно было высыпать в пространство горсть вопросов и получить ответы.

Я изо всех сил старалась быть воплощением прилежания и почтения. Я просто таки культивировала в себе описанные в литературе качества ученика. Я запретила себе любые не то что хамские, а просто критические мысли в адрес моего неизвестного Учителя. Еще бы! Такое счастье подвалило! Учат!

Тут Учитель явился в мой сон. Это был нормальный сон из категории вещих. Ну, бывает, когда среди бела дня (пять минут назад скакала, как коза) вдруг наваливается тяжелая сонливость. Падаешь минут на двадцать, смотришь сон, запоминаешь, просыпаешься и опять нормальная дневная бодрость. В тот день я опять творила какое-то колдовство, на этот раз – по заказу клиента. И опять что-то выходило не так, когда меня уронили в сон. Падая посмотреть сон, я ожидала увидеть какое-нибудь предсказание, или предупреждение. Вместо этого я увидела знакомую физиономию из тех, к кому люди Малого Народца относились с большим почтением. Владелец физиономии знакомым голосом сказал «смотри» и уже не инкогнито продемонстрировал мне, как должно выглядеть то, что у меня не получалось. Так я узнала, кто меня учит.

Знание всегда облегчает существование. Едва выяснив, кто же мой Учитель, я вспомнила, что помимо ученичества существует просто жизнь. На горизонте как раз нарисовался вполне пригодный субъект, и я объявила Охоту. Недели две-три все развивалось по запланированному сценарию, а потом произошел облом. Керн явился субъекту во сне, чем-то напугал, чем-то подтвердил свои угрозы в реале. Что там было в деталях, я так и не узнала. Субъект просто сообщил мне о факте сна и предупреждения с подтверждением, и слинял. Не помогли ни наскоро состряпанная ворожба, ни даже нелюбимая мною, но качественная истерика (крайнее средство). Ладно, облом, так облом. Поскольку я получила уже столь необходимую тушке порцию удовольствий, то можно было бы и расслабиться. Но – заело. Поэтому из частокола на горизонте был выбран объект для компенсации. История повторилась.

Одновременно навалилась гора работы, «консультации» Учителя продолжались в прежнем режиме, так что я не слишком придавала значение тому, что в течение года история повторилась еще раза три. А потом события начали развиваться стремительно.

Я уже была в Москве и из Голландии приехал мой приятель, достаточно неровно дышавший в мою сторону. В Голландии наши отношения, несмотря на его чувства, не выходили за рамки полу-дружбы, полу-приятельства. Но Москва мне успела уже надоесть и я взглянула на это существо (сильный нелюдь, кстати) с очень материалистическим интересом: а нельзя ли «на нем» вернуться в Голландию. Объект был допущен к телу, что сделало его дыхание окончательно прерывистым и зажгло в его больной голове звезду мечты о счастливом браке.

Керн существу приснился. Но не напугал. Тогда появились видения. Т.е., видения у меня были и раньше, и Керн в видениях тоже иногда приходил, но тут началось кино.

Самое первое и яркое пришло так: возлежу я с книжкой на ложе, рядом валяется тело. Атмосфера в помещении вдруг становится странно наэлектризованной. Я поднимаю глаза и вижу, что дальний от нас угол комнаты начинает куда-то расплываться вместе со стоящим там пианино и висящими над ним книжными полками. Тело смотрит в тот же угол и глаза у тела по шесть копеек. Вместо привычного интерьера возникает совершенно неуместная картина: пол плавно переходит в каменистую почву, поросшую жухлой травой (это на пятом-то этаже!), а чуть поодаль возвышаются стоячие камни, поставленные в круг. Внутри круга один камень положен плашмя, на манер алтарного. У этого лежащего камня я наблюдаю (мы наблюдаем, поскольку, как выяснилось, Ян, обладатель валявшегося рядом тела видел все то же, что и я) стоящую саму себя, а рядом – Ян. Еще ощутила, что где-то рядом, около круга, бродит мой сын (он в деревне в это время был). Потом из-за самого высокого из стоячих камней вышел мой драгоценный Учитель. Он встал по другую сторону лежачего камня и что-то мне сказал.

Тут нужно пояснить, что наблюдала я все с двух точек. С одной стороны я смотрела кино из своей квартиры. С другой стороны ощущала себя там, участником происходящего, но влиять на себя там не могла. Например, желание здесь не позволяло мне там повернуть голову и посмотреть на стоящего рядом. У Яна, как выяснилось, было то же самое.

То, что сказал Керн, я не поняла. Он говорил на неизвестном мне языке. Точнее, было чувство, что язык я знаю, но забыла. Тогда он распахнул плащ (а он чаще всего является в сером плаще-пелерине с капюшоном). На груди у него висел голубой кристаллик. Он снял через голову одной рукой с себя шнурок и, потянувшись через камень, накинул мне на шею. И спросил на том же языке: «Теперь понимаешь?». Теперь я понимала. Поняла я и то, что сейчас Керн начнет читать какое-то заклинание, что должно связать меня со стоящим рядом. Но он молчал и внимательно смотрел на моего спутника. Потом он что-то сделал. Не руками, я просто почувствовала потоки. А с точки наблюдения «из квартиры» я увидела, как Яна отшвырнуло в строну так, что он чуть не упал, а на его место встал другой. Стоящая у камня, я тщетно пыталась повернуть голову, чтобы увидеть лицо. А отсюда я видела нас только со спины. Я даже смогла нащупать там, у камней, своего сына и попыталась посмотреть его глазами, но он тоже находился сзади нас. Все, что я могла – это ощущать вставшего рядом со мной… и запомнить. Это был один из «своих», настолько «свой», что на минуту возникло ощущение, что Керн раздвоился. Рядом стоял родич, один из Ши. И Керн произнес связующие слова.

Моего голландца видение не остудило, хотя его переживания были куда неприятнее моих. Он лишь активизировался и я постоянно ощущала, как по моим щитам ползают змеи его плетений, пытаясь найти лазейку. И еще существо просто перестало спать, тщетно пытаясь ворваться в мои сновидения. Вот тогда милый Учитель устроил представление на бис. Как-то днем мой голландский друг вдруг решил подъехать ко мне с нескромным предложением. Я была в добром расположении духа, впереди мне светила Голландия и я не возражала. Заранее настроившись на вялую скуку сильно ниже нуля по любой шкале, я приготовилась отыграть положенные сценарием ахи, надеясь, что это не займет много времени. (Паршивец сын однажды щелкнул меня в темноте Полароидом в момент, когда другой скучный бой-френд настойчиво домогался своими слюнявыми поцелуями: если у меня всегда в таких ситуациях ТАКОЕ выражение лица, я просто не понимаю, как у них что-то работает.) Изобразив нетерпение, чтобы избавить себя от лишних лобзаний, я совсем уже настроилась на жертвенный лад, как вдруг… Нет, тушка, манипулировавшая мной, была все та же, но… она просто в силу индивидуальных параметров не могла бы произвести воспоследовавший эффект…. Это был секс. Нет, это был СЕКС!!! По шкале альпачиновского дьявола это явно приближалось к верхней планке.

Придя в себя и находясь в том блаженном состоянии, когда кошки катаются по земле, обтираясь ушами обо все выступающие предметы, я взглянула на того, кто рядом. Существо смотрело на меня со страхом выпученными глазами. «Who?» – спросило существо. Я, все еще не понимая, переспросила, что имеется в виду. «Who did it?»…. В следующие пять минут я услышала в подробностях, что бедолагу что-то вышвырнуло из его тушки, и далее он наблюдал весь процесс со стороны, немножко сверху и сбоку, никак в нем не участвуя. Нехорошо смеяться над чужой бедой, но я хохотала от души.

Перепуганный голландец быстро собрал манатки и свалил к себе в Гаагу. Я не удерживала. Голландия – это здорово, но три года (минимальный срок для получения гражданства) терпеть вялые перепихоны, помня, что однажды эта тушка (с другим наполнением) вытворила ТАКОЕ!!!…. Я себе не враг. Надо отдать голландцу должное, своих попыток заполучить меня он тогда не оставил, но искал способы исключить из игры моего патрона. Наивный. За что и поплатился, но это уже другая история.

Мое общение с дорогим Учителем продолжалось в том же режиме, что и до performance. Правда, почтительности в моем организме, что и понятно, не осталось ни грамма. Впрочем, и он взял манеру являться «без стука». Причем, порой – довольно натурально: за руку я его не хватала, но кресло под его задницей продавливалось и поскрипывало вполне реалистично. Он по-прежнему пугал временами появлявшихся мужиков, давая мне не больше месяца на развлечения, а повторить восхитительный эксперимент категорически отказывался. Поссорились мы тоже из-за мужика.

Это был дивный сильный работающий нелюдь. В паре мы творили чудеса. Кроме того, нелюдь пребывал в совершенно роскошной тушке. Это было ТЕЛО! Лапы сами тянулись подержаться. По всем параметрам мог образоваться очень недурственный альянс, особенно если учесть, что влечение по всем уровням было полностью взаимное безо всякой ворожбы. Вот подержать в руках тушку патрон мне и не дал. Патрон превзошел самое себя, нагнетая страх в душе этого нелюдя. Причем, сделал так, что нелюдь боялся не его, а меня. В конце концов – панически.

Между ученицей и учителем произошла крупная разборка в лучших традициях семейных скандалов, и мы повернулись друг к другу спиной. Года на полтора.

Вернулся Керн сам. Правда, перестал врываться без стука. И беспардонно вмешиваться в мои отношения с противоположным полом тоже перестал, заменив вторжение беседой со мной и хорошей аргументацией. Колдовать мы, родичи, друг друга не можем, а вот переубедить – запросто. Отношения приняли совершенно теплый родственный характер, хотя количество дурацких шуток и подвохов возросло пропорционально теплоте отношений. Последние же полтора года патрона пробило на отеческие чувства и он буквально квохчет надо мной, как курица над цыпленком. Порой – утомляет. Но, вообще-то, я отношусь к нему с нежностью.

А теперь, дорогие друзья, жаждущие обрести Учителя, перечитайте еще раз и подумайте: вам это надо?