Запись 1

К сожалению, у этой тетради нет ни начала, ни конца, словно страницы вырваны из середины. Встречающиеся имена часто невозможно транскрибировать. В этих случаях я буду заменять имена на какие-то определения, чтоб герои повествования были узнаваемы. DS

Ночью на море был шторм и ллар принес мальчика с затонувшей лодки рыбаков. Брат говорит, в нем есть наша кровь, и потому ллар доставил его сюда, а не к людям. Я видела мальчика, им занимаются Помощники. Отец попросил не говорить с ним, а сам думал про него что-то неоформленное, но интересное. Когда же я коснулась вопросом, свернул мысль и прекратил.
Позвала Аллад и ушла с ней на берег. Звала лларов, – они не откликнулись. Хотела их спросить про мальчика. Аллад его тоже видела позже, днем. Говорит, в нем что-то странное ощущается в глубине. Аллад всегда чувствует глубже, чем мы, но в этот раз она не смогла рассказать мне свое чувство. Интересно. Тем более интересно, что брат тоже прячет мысли про мальчика, но позвал Зеленоокую сюда. Она давно не бывала. От нее не узнать, – ее мысли слышно плохо.
В Хранилище ничто не откликнулось на вопрос. Значит, там это неизвестно.
К закату солнца отец, брат и Зеленоокая уединились в саду отца. Мне Помощник сообщил. Я отправилась к ним, но брат вышел и предложил упражняться в фехтовании, как будто там, в саду, ничего важного. Я спросила прямо, и он отказался отвечать, сказал, что не вправе, – попросил спросить отца. А отец так и избегал встречи до самой ночи.
Хочу знать!
Узнаю! Они не могут скрыть!