Сказка про лесную колдунью

Эту сказку рассказал лес за Коломной.
Когда-то леса там были густые, дремучие, и из поколения в поколение в лубине леса всегда жила колдунья. То одна жила, то с дочерью. Дочь вырастала и уходила куда-то в мир. И, вернувшись, рожала себе дочь-наследницу. Мать доживала свое, умирала, и все повторялось. Иногда не так дочь на свет появлялась, бывало по-всякому. Бывало, забредал мужчина в глубь леса, оставался какое-то время, потом уходил, оставив после себя дочь. Но всегда там, где-то в чаще леса, жила колдунья.

Там и домик стоял, старый домик, но хорошенький, аккуратненький. Вокруг домика травы всякие целебные росли. Местные люди про колдунью знали. Когда, бывало, надо, – ходили к ней за травками полезными, лечиться от хворей, за советом. Но опасались без дела зайти – колдунья, все-таки. И мужики местные туда не шастали. Даже когда очередная колдунья еще девкой была молодой, – а все эти женщины были красивы, – все равно сторонились, не западали.

Но те времена не всегда спокойны были. То этот князь на того войной, то тот на этого, то вообще откуда-то со стороны чужестранцы идут воевать да грабить. В общем, время от времени по здешним дорогам ходили всякие военные люди.

И вот однажды тоже какие-то чужеземцы шли по этим дорогам кого-то воевать. И один из воинов отстал, заблудился и вышел как раз на этот колдовской домик. И увидел девицу-красавицу. Ну а поскольку воин, захотелось ему тут же свою воинскую прыть показать. Только остановила она его взглядом, и он ни двинуться не может, ни слово сказать, – как заколдовала, как заморозила. А она посмотрела ему в глаза, и что-то там ей показалось. И сказала она ему: «Слушай, воин, ты сюда не случайно пришел. Сейчас я тебя отпущу, ты развернешься и найдешь дорогу к своим. Ты забудешь про меня. Но через несколько дней тебе первый сон про меня приснится, во сне ты меня вспомнишь, потом еще через сколько-то дней – еще раз, а потом третий раз. Трижды ты меня во сне увидишь. Увидишь меня такой, какая я есть, увидишь, кто я есть, и коли не напугаешься, коли все еще буду я для тебя желанна, вот тогда ты и наяву вспомнишь дорогу сюда и придешь, ну а коли нет – значит, тебе в этой войне погибать, но меня ты больше не вспомнишь».

Отпустила она воина. Он словно не видел ее больше. Посмотрел по сторонам, развернулся, назад пошел. И, действительно, вышел на своих, которые чуть подальше по дороге лагерем встали. Ну, и дальше поход продолжился.

Прошло сколько-то дней, и вот снится ему в ночи сон. Вспоминает он во сне, как вышел на этот домик, как увидел эту девицу-красавицу, как захотелось ему ее, как он чуть не обидел ее. Но в этот момент девица руки к небу подняла, – и закрутились в небе тучи, чем дальше – тем чернее, и забили из туч молнии. И понял он, что девица молниями управляет, и что любая молния может его поразить. Сначала страшно ему стало. Но, смотрит он, – молнии-то бьют в землю, но все по камням. Ни человека, ни зверя, ни дерево не трогают. А как проснулся, опять ничего не помнит.

Прошло еще несколько дней, опять ему сон снится. Опять он вспоминает, как вышел на этот дом, как увидел эту красавицу, как возжелал ее, как чуть не обидел. Но на этот раз увидел, что простерла она руки к лесу и из леса звери стали выходить и вокруг нее вставать: медведи, волки, лоси. Страшно ему стало. Но потом смотрит, медведи да волки выходят, но с ними и зайцы, и мыши всякие, и белки скачут по спинам лосей. Любопытно. Проснулся, – опять ничего не помнит.

Прошло еще сколько-то дней, и опять ему снится сон, опять он вспоминает тот лесной домик – как вышел к нему, как увидел красавицу, как возжелал ее, как чуть не обидел. Вспоминает и то, что в других снах видел. На этот раз красавица ни к буре не взывала, ни зверей не звала, а только глянула ему в глаза, – а глаза ее, помнит же, синие… нет, не синие: черные они. Синь черная, даже белков нет, словно ночь в них собралась. Страшно ему, но смотрит он в эти глаза, – а в черноте-то, звезды, как в ночном небе, сверкают. Тут ему красавица говорит: «Ну что воин, страшно тебе?» А он ей говорит: «Нет, милая, не страшно мне. Ты страшной силой владеешь, да сердце у тебя не страшное. Чего мне тебя бояться?» Она говорит: «А ну как против тебя силу свою поверну?» А он отвечает: «Ну, коли дурнем я опять буду, коли обидеть тебя захочу, так и правильно повернешь. А коли я с тобой ласков буду, зачем же тебе против меня силу свою поворачивать? Нет, не повернешь, не станешь». Опять глаза ее синими стали, посмотрела она на него ласково и сказала: «Ну что ж, воин, вспомнишь ты дорогу ко мне. Приходи, буду я тебе ласковой женой, силу свою против тебя не поверну. Но и ты помни о моей силе и зря не дави, не командуй, свою волю не показывай, и будет у нас лад».

Проснулся воин и вспомнил сны, что приснились. Будто они ему в одну ночь приснились. Посмотрел вокруг себя, – зачем ему эта война, зачем ему эта жизнь? Потихонечку собрался и ушел назад по той же дороге, потом свернул в лес, прямо к избушке вышел. Да там и остался.