Лесные Девы

В старые времена в лесах по земле, под деревьями, листва слеживалась-лежала, хвоя, ветки всякие, папоротники росли, где-то трава пробивалась, где-то черничник, где-то брусничник. А так, чтобы не на болоте, а в сухом лесу, мхи да лишайники по земле стелились сплошным ковром, – такого не встречалось.

Жили в лесах лесные девы – они там и сейчас живут, но в те времена они людей не боялись, рядом с людьми ходили. И бывало так, как со всеми волшебными существами: что, ежели полюбит лесная дева доброго молодца, то обязательно ему дар какой-нибудь подарит. Один кузнецом хорошим вдруг станет, на всю округу известным, другой лучше всех песни поет, а третий – всех ловчее в битве, хотя раньше ни силой не отличался, ни ловкостью. Вот так и было. Ну, редко это случалось, чтобы дева лесная человека полюбила и дар ему дала. Редко. Но все-таки случалось, и о том люди знали, и о том говорили.

И вот как-то один из парней решил к лесной деве по-человечески подойти, как к своим деревенским девкам: ну, девку деревенскую где-то заболтать можно, а где-то – облапать, глядишь – вот и любовь, вот и согласие. Вот он так же пошел в лес лесную деву искать. Не прятались они еще, потому быстро нашел. А найти лесную деву несложно на самом деле было, потому что издалека их через деревья было видно, когда они ходили в своих бархатных богато расшитых плащах: по зеленому полю узоры – то светло-зеленым, то серебристым, то ржавым, то золотым, и пуговки разбросаны, как грибы на земле.

Вот увидел он, – мелькнул среди деревьев плащ лесной девы, побежал за ней. Поначалу робел, – поздоровался, заговорил. Дева ему ответила. Шла рядом, разговаривали. Тут парень набрался духу, приобнял деву лесную. Она ему: ты что? А он продолжает, словно и не волшебная дева, а и в самом деле какая-нибудь Парашка из соседнего двора. Дева изумилась, конечно, но из плаща своего выскользнула. В плащах-то они ходили, – они людям были видны, а коли плащ снимет, так человечьему глазу ее и не видать. Вот она из плаща-то выскользнула, плащ в руках у парня остался. Он пощупал, – нет девы, бросил плащ на землю, щупает вокруг себя руками, а она уж в сторону отбежала, смотрит на него, смеется. Ну, ушел парень ни с чем.

Прошел полдороги до деревни, обидно ему стало, решил вернуться – плащ хоть подобрать: может сама за своим плащом придет. Прибежал – лежит плащ на земле, попробовал его поднять, – а не получается: пророс плащ в землю, мхом зеленым, лишайниками серебристыми да рыжими. В руки не возьмешь.

Рассказал парень в деревне другим парням, и тем тоже захотелось: ну как же, удачу-то свою не поймать? Захотелось им всем любви лесных дев. Стали они в лес бегать, дев ловить. Девы поувертывались, поувертывались, а потом просто свои плащи посбрасывали, – так-то они людям не видны. Стали в лесу землю застилать мхи да лишайники.

Вот, ежели видите – где-то мхи да лишайники по земле стелятся, – точно: в этих местах парни ярые были, за лесными девами гонялись. А где по-прежнему на земле только листва старая, да папоротники, да черника – там по сию пору можно деву в зеленом плаще встретить.