Сказка о Богине-Матери

Было время, когда Богиня-Мать ходила по земле. Представлялась в виде обычной земной женщины и так ходила от деревни к деревни, от дома к дому. Ничем не отличалась она внешне от обычного человека, но люди были чуткими, понимали как-то, что не проста гостья. Встречали-привечали с уважением.

Иногда Мать заходила в дом, где молодая первый раз рожала. Помогала родить легко, помогала первенцу легко мир принять, – ему, первенцу, старшим в роду быть придется когда-нибудь. Заходила туда, где немолодые женщины рожали последышей. Часто так бывало, что муж детей наделает, а потом куда-нибудь на долгие годы уйдет, – то ли война, то ли еще что. А когда возвращается он доживать век, старость коротать, дети уже выросли, по своим домам разошлись. А какой дом без детей? Вот и рожали последышей, самых любимых для своих любимых. И Богиня Мать заходила в такие дома, помогала роженице разрешиться от бремени легко, помогала детям быть здоровыми. Кроме того, нередко ведь бывает, – и среди людей, и у животных, – что портится кровь. Среди одного небольшого племени люди женятся из века в век, и слабеет род, нарушается генетика, как сейчас сказали бы. Богиня-Мать и за этим следила, и подправляла, по-своему, по-божески, так, чтобы род человеческий не прекращался, и чтобы по-прежнему рождались сильные люди – что мужчины, что женщины.

Не каждый день, не каждый год ходила она по земле. Пройдет, посмотрит, как по своему дому, – все ли в порядке. И исчезает. Вот так, то она появлялась, то опять исчезала. Вот, вернулась она однажды в мир, посмотрела и удивилась: срок-то прошел обычный, как всегда бывало, а с людьми что-то случилось. Людей красивых, сильных – мало стало. Суетно все, беспорядочно.

Прислушалась к миру, почувствовала, что в доме неподалеку у женщины схватки начались, постучалась. Открыли ей дверь, спрашивают: «Ты кто такая?» – «Вот, у вас же рожают, я пришла помочь,» – «Ты чего, врач? Иди отсюда, сейчас скорая приедет». Удивилась Богиня, стала невидимой и осталась ждать.

Приехала машина, вышли мужики, потоптались вокруг роженицы, отвели женщину в машину, повезли. Богиня за ними отправилась. Приехали куда-то – а там тоже мужики: мужики ребенка принимают. Удивилась Богиня: как же мужчина может дитя принять? Он же не знает, какие первые слова ему сказать. Он же не знает, как первый раз его миру показать. Кто же придет-то, если мужчина принимает роды? Странный порядок… или, его отсутствие. Прошлась по тому дому, куда роженицу привезли. Смотрит – другая женщина вообще не рожает. У нее, как иной раз во время войн, просто из живота ребенка вынимают. Так только в войнах бывало: нерожденные дети. Дети побежденных врагов. Кого же они родят, если сами – не рождены?

Шла Богиня по земле, по разным странам, и дивилась: что же происходит-то с человеком? Все не так, все неправильно. И поправить ничего не может. Поправить-то можно, когда все по порядку, а лишь где-то вкривь пошло. А если все в перевертыше, то как ни поправляй, все опять к перевертышу и вернется.

И, наверное, ушла Богиня-Мать и где-то ждет, что дальше будет. Может, если люди сами начнут порядок восстанавливать, тогда она вернется и поможет людям опять стать сильными, здоровыми, научит, как мир прибрать, дурное из душ и жизней вымести. А может, все еще бродит она по миру, печалясь и недоумевая? Никто не встречал?