Братья из леса

Где-то в лесах деревушка была. Жили себе люди, землю возделывали, хлеб да овощи растили, скот пасли, охотились да из леса грибы-ягоды запасали. Тихо жили, мирно. Одна беда – дорога через лес недалеко от их деревушки проходила. В мирное-то время это не беда, а польза. А вот во времена лихие такое соседство беду несет. Кочевники из далеких степей, что временами набегами приходили, через лес ломиться не станут, по дороге пройдут.

Так и случилось однажды. Шли кочевники через лес к большим городам, да походя и в эту деревушку завернули. И то ли кто-то им не так глянул, то ли просто неспокойны были, но деревушку сожгли дотла, а людей всех покосили.

Два брата в одном доме росли. Одному лет десять, другой года на три помладше. Когда налетели кочевники, старший братишку своего подхватил, да в лес ребята удрали. Там пересидели бурю, а когда в лесу тихо стало, вернулись к деревне. Живого не нашли никого. А все домишки уже кучами золы да углей дымились.

Порылись мальчики на пепелище, нашли пару топоров с обгоревшими топорищами, пару-тройку уцелевших горшков-котелков, еще что-то по мелочи подобрали, насыпали в один горшок углей тлеющих да в лес вернулись. Под вывернутым корнем упавшего дерева устроили себе нору-берлогу, накрыв слегами да ветками с травой, и так там и поселились. Больше охотой промышляли, но и немного земли расчистили, выращивали что-то попроще, что с огородов старой деревни притащить удалось. На одежду шкурки мяли, на ноги лапти плели.

Прошло несколько лет, ребята выросли, повзрослели, и решили, что хватит им тут в лесу со зверьем жить, пора к людям идти. Собрали необходимое, сказали лесу спасибо за гостеприимство, и двинулись в путь. Долго ли, коротко ли, пришли к развилке дороги. Тут остановились и заспорили. Один брат хочет по левой дороге идти, другой по правой. Поспорили немного, да никто никому не указ. Решили, что пойдет каждый своей дорогой, а доведут боги опять свидеться, розни между ними не будет. У развилки развели костер, заночевали, а утром с солнышком каждый пошел, куда его сердце вело.

Старший двинулся на север. Долго еще шел, несколько дней. Дорога через лес вела. Как-то вечером донес до него ветер из леса запах дыма, и парень, недолго думая, в лес свернул. Скоро деревья раздвинулись, и перед ним оказался невысокий частокол на валу земляном, перед валом неглубокий ров с болотной водой, а за частоколом крыши изб. Избы часто внутри стояли, а снаружи огороды возделаны, там, где места посуше. Городище небольшое, вольное. Никакому князю не подчинялись его жители, жили своими силами и своим разумом. Время уже вечернее было, солнце садилось, и ворота городища закрыты. Парень постучал, на расспросы ответил, и его пустили. Молодой, сильный, в охоте умелый, в работе спорый, – такого везде с радостью примут. Так он там и остался.

Года два прошло, и однажды охотники принесли злую весть: опять кочевники, которых уже много лет слышно не было, большим отрядом по дороге идут. В былые времена от кочевников подальше люди из городка в лес уходили. От обычного разбойного люда частокол со рвом защитит, а от этой саранчи – кто знает. Вот и сейчас стали быстро собираться. Если повезет, кочевники на городок не выйдут вовсе, а не повезет, – пожгут все, но люди целы останутся. Только, парень наш с детства к кочевникам счет свой имел, потому стал народ уговаривать-убеждать. Дескать, пусть женщины с детьми и стариками в лесу схоронятся, а мужчинам негоже дома свои на произвол врагу оставлять, не дело это. Быстро уговорил. Горяч был, и других зажег. Ушли женщины с малыми да старыми в лесу хорониться, а парень, – само так как-то получилось, – быстро людей распорядил кого частокол укреплять, кого на деревьях засады строить, чтоб сверху можно было врага стрелами разить, кого стрелы да копья запасать-налаживать. Много чего хитрого напридумывал, вот такой талант у него обнаружился, и сделали все дружно, быстро. Так что, когда враги на городище вышли, встретили отпор по чести. Много врагов полегло вокруг городка. Очень много. Конечно, и у горожан не без потерь обошлось, но радость победы была сильней тяжести утрат. А когда вернулись в свои дома те, кто в лесу прятался, собрали сход общий. Понимали люди, что без ума и таланта парня не знать бы им этой гордости, не почувствовать бы свою силу. Так и прятались бы по лесам от большой опасности. Потому на сходе решили, что быть ему их князем. Так и стало.

Новый князь за дело взялся. Ров новый вырыли, подальше и пошире. Стену новую из бревен возвели. А еще назначил он дозоры, по окрестностям следить, кто идет-едет, чтоб не пропустить, если кочевники вернутся, или еще какой враг объявится. А там, когда все наладилось, женился молодой князь на девице из городка, той, что ему давно приглянулась. А там и дети пошли. Так и текла жизнь.

Младший брат от той развилки на запад двинулся, а там дорога к югу завернула. Дошел он до большой реки. По реке суденышки плавали, на берегах селища были, пристани, а у пристаней – торжки. До одного такого парнишка добрался. Покрутился там, нанялся к торговому человеку помогать, с ним и на юг ушел. Так попал он через много-много дней в большой торговый город, где толклись люди в диковинных одеждах, звучала незнакомая речь. Выпучив глаза на все чудеса, парень бродил по улочкам города, пока его не окликнул какой-то купец. Купец тот на север торговать ходил, бывало, и на языке тамошних народов говорить умел. Расспросил купец парня, кто таков, откуда, и узнав его историю, позвал к себе. Обещал делу торговому научить. Парень у него и остался, став купцу со временем за приемного сына. За несколько лет выучился он торговому делу, оказался способен к языкам, побывал в других странах, а потом, чтоб такого умника в семье оставить, купец выдал за него одну из своих дочерей и позволил выделить свое дело. Стал парень сам хорошим купцом, детей растил, богатство свое множил и знания.

Прошли годы, старый купец умер, наследство поделили по чести между детьми купца, и стал парень думать, что хорошо бы на родину вернуться. Может, и с братом встретятся. Жену уговаривать ему долго не пришлось. Между ними всегда были любовь и согласие, и она понимала желание своего мужа, его стремление на родину. Так что, продали они свою лавку. Собрали отряд молодых воинов из тех, что не прочь были поискать свою долю в другой стране, чтоб в пути безопасно было от разбойного люда и, взяв товара всякого для северных людей, двинулись в дальний путь со своими детьми небольшим караваном.

Князь лесного городка тоже времени даром не терял. Город его разрастался, приходили и строились новые люди. Уже и дружина при князе была постоянная, обученная воинскому делу. Иногда князь подумывал, что неплохо было бы новое место для города поискать, повыше, не среди болот, да, видать, это уже будет дело не его, а детей. О брате тоже вспоминал порой, гадал, что с тем стало, жив ли. Да что гадать, если не проверить?

Дозоры княжеские по дорогам и лесам исправно службу несли, доносили вовремя, кто едет и с чем. Так однажды донесли, что по западной дороге, по которой когда-то младший брат ушел, движется отряд воинов с обозом. Князь встревожился слегка, про воинов иноземных услышав, и, благо, другого дела в тот момент не было, выехал сам с дружиной навстречу. Как раз до развилки доехал, когда на дороге те воины показались.

Вот, встали два отряда, взгляды тревожные: что ждать. Ни сойдутся, ни разъедутся. Князь ждет, когда с того отряда к нему человека пришлют на расспросы ответить, – его же земля. Вот, видит, оттуда идет пешком к нему человек немолодой, солидный, по виду – купец, в одеждах ярких, богатых. Времени-то прошло немало, и время это ни молодости, ни стати обоим братьям не добавило. Только, младший старшего и в немолодом князе узнал, усмешку в бороду спрятал и сам навстречу вышел.

Князь, понимая, что не простой человек навстречу идет, а, наверное, хозяин каравана, тоже сам вперед выехал. Встали посреди дороге, стоят в молчании. Старший младшего так и не признает. Тогда младший и говорит ему:

- Что же ты, брат, на брата свысока, с коня смотришь, что же с воинами, как на битву, встречать его вышел?

Тут старший понял, кто перед ним. С коня соскочил, словно молодость вернулась. Обнялись братья, у старшего слезы на глазах. Вот, как слезы-то в усы скатились, он брату своему в лицо посмотрел и важно так нарочито сказал:

- Ты же теперь не просто так, ты – княжий брат. Тебе в город мой полагается со всей частью въехать, с братом об руку, с братовой всей дружиной позади.

Рассмеялись братья.

Младшему коня подвели, и двинулись они к городу. А как в город приехали, князь праздник большой устроил. Воины молодые иноземные немало на себе девичьих взглядов ловили, и сами уже сразу на красавиц местных заглядываться стали. Ясно стало, что ко двору все пришлись. Ну, там все и остались.

А как дальше жизнь текла? Да, как ей и положено. Старые доживают свое, молодые на их место становятся, города растут, с другими землями связи мирные крепят, а врагов прочь гонят.