Хозяева Леса

Давным-давно, на границе Эпох, когда, как всегда в такие времена, перестали работать законы и рухнули всякие барьеры, случилось в северных лесах людям и зверям выживать вместе. Звери в критические времена часто начинают вести себя, словно люди, отказываются от своего звериного индивидуализма и создают что-то похожее на общины. Даже те звери, которым в стаи сбиваться совсем не свойственно. Такие, как медведи. А у людей, как известно, во всяких глобальных катаклизмах просыпаются звериные инстинкты, – иначе не выжить, – и всякие человеческие правила легко забываются.

На рубеже Эпох энергии пляшут безумный танец и многое в этом танце энергий становится не так, как обычно. Появляются странные мутации, рушатся барьеры между видами и на свет появляются гибриды, каких в спокойное время быть бы не могло. Так и в общине медведей и людей стали появляться дети-помеси. Покрытые коричневой шерстью с головы до пят, они были похожи на зверей, и как звери были чутки и опасливы. Но, подобно родителям-людям, ходили на двух ногах, обладали вполне человеческим разумом, речью и руками, способными пользоваться орудиями. Немного их, таких, было, но были. И, взрослея, пары создавали между собой, не с людьми, не со зверями. Когда же в природе утихли бури, люди и медведи вернулись на свои пути. Люди стали искать других выживших людей, звери ушли в лес в свою звериную жизнь, а полукровкам ни с людьми места не нашлось, ни звериная жизнь не подошла. Пришлось им прятаться в лесах, потому что люди рады были бы их уничтожить, чтоб никто другой не узнал о тех детях-помесях. По человечьим-то законам – неправильно это, таких детей рожать.

Поселились люди-медведи в лесах семьями, в самой глуши, в тайных местах. Скоро люди забыли о них, о том, кто это и откуда такие взялись. Лет сто всего-то прошло, а память стерлась, потому что те, кто знал, молчали до самой смерти, никому не рассказывали. Людей становилось больше, но и люди-медведи детей растили, их тоже не уменьшалось, хоть и не плодились они так, как сородичи-люди. Люди-медведи, поскольку наполовину зверями были, со звериным чутьем, в лесу чувствовали себя дома, лес знали, со зверьем в дружбе жили. И, считая лес своим домом, поглядывали за порядком.

В те времена не было у людей ружей, да и луки были редкостью в лесах. В лесу охотились больше, ставя ловушки, да с копьем и ножом. Вот лесные мохнатые жители следили, чтоб охота была честной, по нужде, и оберегали тех зверей, с которыми в дружбе были. Так однажды мужики из одной деревни решили убить медведицу, которая, медвежат защищая, покалечила одного из людей. Отследили, где она ходит, и вырыли яму-ловушку с кольями острыми на дне, да ветками прикрыли. Через несколько дней пошли проверить, а яма закопана, земля заровнена. Удивились сильно, но решили опять яму-ловушку сделать, в другом месте. Только заступами начали землю взрывать, появилось среди деревьев чудище огромное лохматое, закричало громко и страшно. Мужики опешили, струхнули. А чудище громким голосом и странной, но понятной речью говорит им:

- Не смейте на мать охотиться! Вправе она была дитя свое защищать, не за что ей мстить.

Один мужик, что смелей других был, расхрабрился и крикнул в ответ:

- А кто ты таков, чтоб нам указывать?

А чудище отвечает:

- Я этому лесу хозяин и хранитель, а вы тут – гости. Будете хорошими гостями, будет вам в лесу и охота на пропитание, и жен-детей ваших, когда по грибы-ягоды пойдут, никто не тронет. А станете озорничать, пущу лес на вашу деревню, и не станет вас тут.

Не стали мужики спорить, поверили. Да и как не поверить? Видом чудище на зверя похоже, а речь человечья, разумная. Ростом огромен, сила большая в нем чуется. По всему, не иначе, как лесу Хозяин. Собрали мужики свои монатки, ушли, про медведицу думать забыли. Дома рассказали своим, а те дальше разнесли.

Потом другая история случилась, в другом месте. Девушка от подруг в лесу отстала, заблудилась. Покричали подружки ее, поаукали, да так без нее домой и вернулись к вечеру, когда темнеть стало. Мать девушки плакать стала, а мужики той деревни решили поутру в лес идти, живую или мертвую искать.

Только с восходом, когда собрались они выступить, увидели, как девушка на опушку вышла из леса. А за ней среди деревьев им чья-то фигура звериная привиделась. Встретили девушку, стали расспрашивать. Она и рассказала, как, заблудившись, в чащу лесную зашла, устала, темнеть стало уже. Тут появился страшный зверь огромный. Она, бедная, совсем перепугалась, но зверь заговорил с ней человечьим голосом ласково, расспрашивать стал. А когда понял, откуда она, и что потерялась, с собой позвал. Страшно ей было, но больше побоялась она прогневить его отказом, пошла за ним. Привел он ее к землянке, а в землянке той была жена его, такого же вида страшного, и младенец у них был там. Когда девушка жену чудища, да ребеночка их увидела, страх меньше стал. Хозяйка ей меду, ягод и сладких корешков дала поесть, а потом в углу землянки ворох травы сухой и мха постелила, и девушка переночевала у них. Утром же чудище разбудило ее с рассветом, и к солнцу вывело к деревне.

И эту историю люди разнесли по деревням, и историй таких по окрестностям случалась не одна. Стали люди чтить, уважать Хозяина леса. Пусть видом он страшен, пусть строг, но добр и зла не чинит. Стали выбирать в лесу места особые и оставлять там Хозяину подношения всякие – сыр да масло в плошке, молока горшочек, лепешек свежих. Верили, что за это будет им удача в охоте и защита в лесу их детям.

Люди множились, но и людей-медведей больше становилось. Люди-медведи, от предков-зверей сохранив стремление к обособленности, расселялись по лесам, а там и на другой континент перебраться сумели. Так и жили – на большой территории одна семья. А дети, подрастая, уходили себе пару искать и новую территорию. И везде, где поселялись люди-медведи, люди чтили их, потому что мохнатые хозяева леса зла никогда не делали, за порядком в лесу следили и помогали людям, когда случалось.

Так и было веками. Но у людей росли города, совершенствовалось оружие, и терялась связь с лесом. Стали люди вырубать леса нещадно, а люди-медведи помешать этому не могли. Уходили лохматые все дальше, в леса, куда человек не добирался. А у людей только сказки остались про Хозяина леса – то ли человека волшебного в медвежьем обличье, то ли медведя с человечьим разумом, человеческим языком говорящего.

И сейчас живут люди-медведи семьями по глухим лесам, куда человечья нога не ступает. И сейчас иногда люди с ними встречаются. Только, теперь люди другую сказку себе сочиняют, про йети – лесного человека, и охотятся за хозяевами леса уже не от страха, а из любопытства.