Сказание о Драконах, которые не совсем Драконы

Среди тех Драконов, что приняли жизнь без Жизни, среди тех, чье сердце окаменело, рождаются иногда странные существа. По виду они – настоящие Драконы. И по речи они – настоящие Драконы. Но нет в них окаменелой сосредоточенности на себе, на своем выживании. Конечно, небезразличие вообще свойственно юности. И настоящие Драконы тоже не сразу становятся такими, какие они есть. Только эти – не становятся. Никогда.

Когда потухают прекрасные глаза других повзрослевших Драконов (а их глаза заключают в себе красоту Мира), глаза этих продолжают искриться звездным мраком Бесконечности, и вспыхивать светом иных Миров. И тогда они покидают свое Племя. Они отвергают знание, давшее жизнь без Жизни их Расе, они забывают это знание, стирая его из своей памяти. И уходят. И избегают встречаться когда-либо со своими бывшими сородичами.

Когда они отвергают знание, в сердцах их рождается пустота.

Пустота должна быть заполнена чем-нибудь, и Уже-Не-Драконы отдаются воле случая, ища наполнения. Большую пустоту не насытишь всякой мелочью. Ее можно заполнить лишь Чувством. или Идеей. То, что первое встречается на пути Уже-Не-Дракона, врывается в его сердце, заполняет собой место стертого знания, становится смыслом существования. Да-да, Драконы, которые Уже-Не-Драконы – все как один – фанатики, одержимые!

Если Дракон встретит на своем пути первыми тех, кто вечно живет в погоне за Знанием, он становится подобен им. Но нет для него Закона, ограничивающего поиск, нет морали, запрещающей взять желаемое. Нет и инстинкта, предостерегающего об опасности. Любое знание можно получить от такого Дракона, ответ на любой вопрос он найдет для тебя, если ты в обмен тоже дашь ему знание, которым он еще не обладает. От этих Драконов пошло по Миру предание о драконовой хитрости.

Если встретит Дракон первыми на своем пути тех, кто озабочен богатством, то – горе им. Они станут первыми, кто потеряет все, что имеет. И дальше Дракон, найдя себя место для сохранения своих сокровищ, будет искать все новых и новых, складывая их в свое логово и охраняя их даже ценой жизни. От этих Драконов пошло по Миру предание о драконовой жадности.

Если встретит Дракон первыми тех, кто обижен на мир, то в сердце его поселяется месть и жажда разрушения. А по Миру идет молва о драконовой жестокости.

Так и разбредаются по Миру Драконы, которые Уже-Не-Драконы, отражая и многократно усиливая чужие страсти. Есть среди них и Защитники, рвущиеся оберегать слабых. Только, как Дракону понять, кто на самом деле нуждается в защите? Есть Стражи, которых нужно убить, чтобы взять то, что они охраняют, потому что одержимости свойственна верность без понимания – их не уговоришь и не подкупишь. Есть такие, что равнодушно разрушают или сеют жизнь, устремленные к своей неведомой цели – они просто не замечают того, что происходит вокруг. Но множатся легенды о драконах и складываются в одну легенду в устах живых существ – мало, кто знает, что есть Драконы, которые не совсем Драконы – те, что бродят по мирам. И вот уже невозможно понять, добры Драконы, или злы, мудры, или наивны, жестоки, коварны, или благородны и самоотверженны….

А тем, первым, настоящим Драконам безразлично, что легенда не различает их с покинувшими Племя. Они одержимы своим существованием.