Тень

Жил-был мальчик… Так, кажется, начинаются сказки.

Мальчик жил и был. Но не был человеком. Он был полукровкой-Ши. И рос в мире… своего отца? Кажется, так.

Так уж есть в мире Ши, что сначала рождается мальчик. Он растет и учится. И ждет. И однажды у него появляется сестра. Может пройти очень много времени, прежде чем в его роду родится девочка-Ши, связанная с ним незримой связью – единственная сестра. Единственная, даже если по крови сестер много. Мальчик ждет, потому что ему предстоит стать Стражем своей сестры. Пока она не пришла в мир – он не совсем… взрослый? целый?… слова не подобрать. Нет такого понятия у людей.

И если родилась сестра, то Страж-брат ее не имеет права на Пару, пока сестра не станет взрослой, пока не появится Пара у нее – тот, кто возьмет на себя бремя Стража.

Жил-был мальчик. Рос и учился стать однажды Стражем. Учил его один из Старших. И Старший этот сам был Стражем своей сестры – девочки-полукровки. Так что, дети росли рядом.

Все мальчики склонны к романтике. Все мальчики влюбляются. Мальчик Ши не был исключением. Легко было рисовать себе воздушные замки, мечтать о том, что однажды он станет Стражем подружки своего долгого детства. Ничего в этом нет особенного. Детство у Ши, и правда, очень долгое. И в его протяженности Закон Ши впитывается в плоть и кровь, становится личным и естественным Законом каждого. Так было всегда. Так оно и будет.

Мальчик рос, учился и мечтал. И не опасался за свои мечты. Ведь впереди еще очень много времени! Вот, Учитель его стал совсем взрослым, прожил много-много веков, прежде чем родилась его сестра. Значит, и у него, у мальчика, еще очень много времени.

Но случилось иначе. Он не успел стать взрослым, когда в мир пришла она – младенец-полукровка, та, чьим Стражем он отныне должен был быть, пока она не вырастет. Он стоял у колыбели своей сестры, он смотрел на младенца, и буря бушевала в его сердце. Он не хотел это принять. И не мог отвергнуть. Он желал быть Стражем другой, но обязан был следовать Закону.

На самом деле, такого не случалось никогда. Брат и сестра, с самого момента появления сестры на свет, связаны незримыми узами родства и приятия, любви и понимания. Они всегда похожи характерами, у них всегда схожие склонности и таланты. И никогда в этой связи не бывало и тени принуждения. Никогда раньше. Но полукровки всегда несут в себе неизвестность. Иногда – полезную. Иногда – удивляющую. Иногда – разрушительную.

Он принял то, что отвергало его сердце, он стал Стражем своей сестры.

Прошли годы. Девочка подросла, и была уже сравнима с человеческим ребенком лет пяти. И тогда он, наконец, решился сделать то, чего просила его душа.

Он отвел сестру в иной мир, решив запереть ее там, спрятать. И сообщил Старшим, что она пропала.

Возможно, такое решение пришло к нему, потому что подружка его детства не раз убегала в иные миры, и ее брат не раз искал ее и выручал. Значит, и эта девочка могла бы убежать? А то, что ее окажется трудно найти… – ну, такая девочка.

Он спрятал сестру, и навещал ее иногда, – убедиться в ее целости. Ведь Ши не может убить своего сородича. Разумный не несет смерти существу своей крови.

Кто знает, на что надеялся мальчик… Мир, в котором он спрятал свою сестру, не был мирным и безопасным. Но девочка сбежала. Она же тоже была Ши. И была уже достаточно большой девочкой, чтобы разобраться, хоть бы и от скуки, в запиравшей ее магии брата. Она убежала в совсем иной мир, не умея еще найти дороги домой. Возможно, она прошла не через один мир, ища дорогу.

А мальчик перепугался.

Ведь если бы сестра вернулась домой, то стало бы известно, что вовсе не пропала она, а была спрятана и заперта им. Он не знал, какая кара последует за такой проступок, но не сомневался, что кара будет. И боялся. И теперь на самом деле искал свою сестру, но не мог ее найти.

И тогда он пошел к Дракону.

Драконы мудры, но мудрость их – безлична, бессердечна и опасна. Дракон отвечает на заданный вопрос, и его не интересует, что последует за этим. Дракон никогда не скажет о том, о чем не было спрошено.

По следу девочки-Ши пустилась Тень. Ну, может быть, не сама Тень, но зверь из Тени. Какая разница? И Тень нашла плутавшую по мирам маленькую Колдунью. И поглотила ее.

Девочка не умерла! Нет, ни в коем случае! Разве мог бы Ши пустить смерть по следу Ши? Они лишь оказалась поглощена! Видите, как хитро?!

Зверь из Тени лишь на минуты опередил тех из Старших, кто тоже искал. Они почти нашли, но не успели. Но успели увидеть, как Тень поглотила ребенка. И атаковали зверя. И убили. Слишком поздно.

В их руках осталось живое тело девочки, но дух ее, поглощенный Тенью, не смог освободиться. Зверь умер, ушел искать себе иное воплощение. И дух девочки ушел с ним, связанный, не умеющий освободиться.

Старшие смогли прочитать лишь последнюю память ушедшей так страшно в колесо рождений. А в этой памяти было лишь то, что она потерялась среди миров, и искала дорогу домой. Но вопросы остались. Ведь истину можно и не знать, но невозможно не чувствовать, даже если нечем ее подтвердить. Оставалось ждать.

Драконы никогда не говорят о том, о чем не спрошено. Потому и не напомнил Дракон юноше-Ши, что связаны их сердца – его, и его сестры. Что Тень, поглотив одного, поглотит обоих. Так и случилось. Но юноша не заметил, как Тень проникла в его сердце. А, может быть, это его сердца она коснулась сначала, а уже потом неизбежно поглотила и сестру? Кто знает?!

Как бы то ни было, теперь он был свободен. Или думал так. Теперь желание стать парой и Стражем подруги детства вспыхнуло с новой силой.

Он всегда был рядом с ней. Она привыкла доверять ему, и он знал все ее мысли, все планы. Он был ее другом. Так думала она. А он надеялся, что это доверие откроет ему дверь к исполнению мечты. Пока она не встретила своего избранника.

И тогда она делилась всем со своим другом, доверяла ему и радость свою, и надежды. И не видела, что тысячи кинжалов ревности и злости пронзали его тело, заставляя содрогаться от почти физической боли.

А потом наступил тот день, когда она должна была связать себя узами со своим избранником.

Полоса белого камня ковровой дорожкой пролегла, прочерчивая темный камень пола, от двери до невысокого помоста в другом конце большого зала. Вдоль белой дорожки маленькими группками стояли люди, не заступая на белизну. Люди? Ши. По белой дорожке шли двое. Шли к помосту, чтобы объявить стоящим там и собравшимся в зале свое решение. И ждать ответа. Любой, бывший там, мог сказать «нет», и тем отсрочить, по меньшей мере, желанный союз.

Юноша-Ши был в зале. Но не посмел он произнести свое «нет». Не посмел, боясь, что может быть вскрыто в исследовании и то, что сотворил он с сестрой. Он молчал. Но сдержать себя не мог. И когда взвились над парой потоки, сплетая их жизни и судьбы, камень злобы и обиды был брошен в их плетение, – нож в спину. Искра, нарушившая гармонию кружева потоков, вплела в чистоту любви и доверия нити подозрений, обид и соперничества.

Что было дальше – это иные сказания.

Скажу лишь, что юноша был изгнан в колесо рождений без права вернуться, пока Тень не освободит его сердце.

Ши не оставляют родичей ни в какой беде. Потому раз за разом, во многих рождениях, дух юноши соприкасался с поглощенным Тьмой духом его сестры, чтобы вместе они могли противостоять Тьме и обрести свободу. Но всякий раз юноша помнил лишь обиду и ревность, и так и не родилась в нем ни любовь к сестре, ни чувство вины за то, что с ней случилось. Раз за разом отталкивал он от себя сестру, в жадной погоне за подругой своего детства, тем самым камнем зла тоже брошенной вместе со своим избранником в колесо смертных жизней.

Так это и по сей день.