Игры Богов

Богиня играла. Она была молода, эта богиня, а в мире, где она была богиней, ничего интересного не происходило. Так, рутина. Конечно, устраивать катастрофы для собственного развлечения ей бы не пришло в голову. Ее игра была тиха. Тем более, что играла она не одна, а со своей подружкой. Она в том мире была Богиней Вод, а ее подружка – Богиней Жизни. Она стояла над чашей тонкого фарфора, наполненной волшебной живой водой, прозрачной, как слеза, и горько-соленой на вкус. Чаша по форме напоминала девичьи груди – две неглубокие емкости, соединенные между собой, с краями выше центральной перемычки-соединения, так, что вода перекатывалась из одной половины сосуда в другую при малейшем движении, если чашу взять в руки.

Подруга ее держала в пальцах очень маленькую черную жемчужинку.

- Что в ней? – спросила Богиня Вод, рассматривая черно-перламутровый крошечный шарик в руке подруги.

- Жизнь. Пока – просто жизнь. Я еще не решила, какую форму она обретет, поэтому заключила жизнь в зерно, пока не придумаю.

- Она еще не способна к воле и действию?

- Не знаю. Не пробовала. Думаю, – нет. Но, кто знает. Жизнь, – она наполняется неизвестностью, едва становится собой.

- Пусти ее катиться по срединному пути в моей чаше и пусть она не упадет в глубину? – предложила Богиня Вод.

Богиня Жизни осторожно положила идеально круглое зернышко, не крупней горчичного, на один край перемычки, и они обе склонились над поверхностью воды. Горошина, сначала замерев на месте, потом медленно покатилась к другому краю чаши, преодолевая сопротивление тонкого слоя воды….

В этот момент кто-то снаружи окликнул их и они обе обернулись на зов, чуть задев стол с чашей. Вода колыхнулась, жемчужинка не удержалась на середине и скатилась в одну из двух половинок, застыв на дне. Но богини уже потеряли к ней интерес, и выбежали на террасу большого дома, – к новым играм.

 

По берегам большого внутреннего моря жили люди. Внешне они были похожи на нас, современных людей, но мы с ними не нашли бы общего языка, потому что мыслили они совсем иначе и жизнь их была наполнена иным смыслом. Так же, как мы рассматриваем внешний вид вещей, классифицируя и называя, они рассматривали их суть, и это было для них главным. Согласитесь, это совсем разные взгляды на мир, и сложно найти общий язык тем, кто смотрит так разно. Поэтому, я не стану пытаться описывать и объяснять их жизнь и их дела, – мне они тоже непонятны. Скажу лишь, что они пребывали в мире с миром, в котором жили, не были никому врагами, ни от кого не видели вражды, и вообще не знали, что это такое: враждовать, бояться, ненавидеть. Понять мир, в котором живешь, с которым соприкасаешься каждый день, – для них было просто. Сложней понять и услышать тех, кто видит этот мир сверху, кто властен над силами, творящими этот мир, – богов. Для этого у людей существовали женщины, которых сегодня назвали бы жрицами, или Мудрыми Женщинами. Женщины, с рождения наделенные особой чуткостью, способностью слышать движения ума и души богов. Их работой было внимание к тому, что происходило в мире богов, чтобы люди жили в гармонии и мире и с теми, кто выше и сильней их самих.

Теплое прозрачное, светлое от почти белого песка, покрывавшего дно, море, по берегам которого жили люди, было разделено длинной полосой мели, соединявшей противоположные берега. Когда море бывало спокойно, эта длинная отмель была кратчайшим путем с одной стороны моря на другую. Там можно было пройти где-то по щиколотку, где-то по грудь в воде, но никогда глубина не была больше человеческого роста. В море водилось много всяких живых существ, и люди их знали. Но ни мореплаванием, ни рыболовством они не занимались, впрочем, как и охотой на суше. Так что, и в море не было для людей врагов.

Однажды на самом краю отмели, у самого берега, появился большой круглый камень, поблескивающий матово переливчатой темной поверхностью. Мудрые Женщины давно уже предсказали, что ЭТО существует и может придти в Мир. Сказали они и то, что это не просто камень, а Яйцо, в которое заключена Жизнь, и что это Яйцо должно быть доставлено по песчаной отмели на другую сторону моря. Несколько поколений люди готовились выполнить эту Миссию. Мальчики, достигнув взрослости, проходили по отмели на другую сторону моря и возвращались обратно, чтобы знать путь и быть готовыми принять ответственность за выполнение задачи, если она придет при их жизни. И вот, Это появилось.

Заранее никто не знал, каково будет Яйцо. Поэтому, только теперь люди стали плести для Яйца носилки, – оно было большим, и нести его предстояло четверым, меняясь в пути. Кроме того, оно было гладким. И, чтоб оно не соскользнуло случайно в море во время переноски, для него плели корзину-оболочку, устойчивую на носилках.

Прошло какое-то время, все было приготовлено, и двадцать молодых мужчин отправились в Путь Через Море. Они шли медленно, меняя друг друга. Они осознавали важность своей Миссии и гордились ею. Но, увы, не всегда все происходит так, как задумано, даже если все хорошо подготовить. В узком месте отмели посреди моря вдруг забурлила вода. Из воды показалась длинная шея с головой, похожей на змеиную, и чудище, намного превосходящее размером и силой людей, ткнулось носом в носилки, выбив их из рук мужчин. Круглая корзина с Яйцом соскользнула в воду и быстро скрылась в глубине, влекомая вниз по склону морского дня тяжестью волшебного камня. Люди остались на отмели невредимые, но с пустыми руками.

Печально было их возвращение. А потом они много дней ждали, что сообщат Мудрые Женщины о мыслях и чувствах богов. Но Мудрые перестали слышать богов, словно те покинули мир людей.

Что было дальше с тем народом, я не знаю. Яйцо же, так нелепо потерянное, лежало на дне моря, постепенно заносимое песком. Прошли многие и многие тысячелетия, и моря не стало, – в других местах возникали и исчезали моря, исчезали старые формы жизни и на их место приходили новые. Сменялись эпохи и цивилизации, и исчезла сама память о тех давних временах, когда Яйцо с заключенной в нем жизнью оказалось на дне моря. В нем по-прежнему пульсировала жизнь, терпеливо ожидая рождения. Жизнь, возможно, назначенная вовсе не этому миру, сила, достаточная для заселения целого континента какой-нибудь небольшой планеты.

Понятно, что заключенная в своей оболочке, она в нашем мире не могла проявиться. Но, разве не греет свою скорлупу еще не вылупившийся птенец? Разве не слышно стука его маленького сердца под твердой оболочкой яйца? Греет, ведь… и слышно… Так и это Яйцо, сокрытое в глубине накопившихся за миллионы лет наслоений, излучает тепло и задает ритм в месте, где оно сокрыто. И, слышащие, – слышат. чувствующие, – чувствуют, а слепые и глухие к незримому обычные люди просто считают те места особыми, “святыми”, наделенными жизненной силой необычной мощи.

А богини? – Богини пока играют в другие игры. Ведь, в их мире время течет совсем иначе.